• Не пропустите
  • Новое на форуме

Подскажите пресет плииз!

Автор: Art Room Тема создана: 22/11/2017 19:14 Просмотров: 65 Ответов: 1

портрет

Автор: Yuri Titarenko Тема создана: 22/11/2017 13:50 Просмотров: 204 Ответов: 5

Фильтр Blur radial

Автор: Bnudel Тема создана: 21/11/2017 23:57 Просмотров: 201 Ответов: 2

Ричард Аведон вдохновляет #3

​Жемчужины Ричарда Аведона (продолжение)

Довима и слоны

«Dovima With Elephants, Evening Dress By Dior, Cirque D'hiver, Paris, August 1955» (с англ. «Довима и слоны, вечернее платье от Диор, «Зимний Цирк», Париж, август 1955 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon).

С 1946 года показы мод от кутюр в Париже происходят ежегодно. После революционного успеха Кристиана Диора в феврале 1947 года с дебютной коллекцией «The New Look» (с англ. «Новый Облик»), Париж возвращает себе имя мирового центра моды. Темпы экономического роста в США держат прежний курс – положительный. Высший и средний классы американцев богатеют: треть мирового экспорта товаров обеспечивает США. Появляются первые в мире кредитные карты, то есть теперь дорогие платья и аксессуары могут себе позволить те представительницы среднего класса, мужья которых располагают меньшим капиталом, но стараются подражать высшему обществу. Популярность и, соответственно прибыли от производства и продажи дорогих, разработанных во Франции, моделей одежды в США растут.

1955 год. На пике популярности находятся модели Довима (Dovima), Сюзи Паркер (Suzy Parker) и её старшая сестра Дориан Ли (Dorian Leigh). Ричард Аведон продолжает выполнять коммерческие заказы для «Harper’s Bazaar». В его снимках появляется больше театральности, зрелищности. Это отчасти следствие его детского опыта, перенёсшегося на любовь к театру в зрелом возрасте. Аведон уже попробовал свои силы в журнале, посвящённом театральной жизни – «Theatre Arts» – не только в качестве фотографа, но младшего редактора. Основа аведоновского стиля того времени хорошо выражается собственной фразой Мастера: «смысл, выкрученный на полную громкость».

На ежегодных показах в Париже Аведон ищет, как и прежде, квинтэссенцию французского на парижских улицах и заведениях, затем фотографирует в подобранном окружении свежую коллекцию. «Танцевальное па… я увидел слонов под гигантским небосклоном, спустя мгновение я уже знал, что мне нужно найти правильное платье и знал, что в этом месте есть потенциал». 1  Таким платьем оказался наряд «Soirée de Paris» (с франц. «Вечер в Париже») – дебют молодого модельера Ив Сен-Лорана (Yves Saint-Laurent), только-только пришедшего в процветающий модный дом Кристиана Диора, а местом – «Зимний цирк» в Париже.

На съёмках фотографии «Довима и слоны» в августе 1955 года. Сбоку от фотоаппарата – Ричард Аведон, правее – сын владельца «Зимнего цирка» Эмильен Буглиён (Emilien Bouglione), рядом – главный редактор «Harper’s Bazaar» Кармен Сноу, на заднем плане – Довима и слоны Фрида и Мари по бокам от неё. Автор фотографии: Сэм Шу (Sam Shaw). Правообладатель: «Sam Shaw Inc.». Источник.

Была середина дня, Аведон и Довима появились на пороге вольера, где жили животные цирка. Фотограф хотел, чтобы слоны позировали вместе с моделью. Эмильен Буглиён выделил Довиме свою комнату, чтобы та переоделась. Она вышла к животным, покормила их сахаром и морковью, привыкла к ним, а они к ней. Дальше два-три часа интенсивной работы и много фотографий (около 100 негативов за час). Аведон как всегда подвижный и энергичный, сновал по съёмочной площадке, активно менял камеры и точки съёмки. По команде дрессировщика слоны подняли передние лапы и хоботы… Щелчок затвора. Так родилась фотография, которая впоследствии стала «визитной карточкой» fashion-Аведона.

Наполненная отстранённой изящностью Довима, тонкая и хрупкая с гладкой, как шёлк ручной выделки, белоснежной кожей, подчёркнутой облегающим женский силуэт и тонкие руки платьем из однотонного чёрного бархата. Она словно готова воспарить, и в то же время прочно стоит на земле, стянута кристально чистым поясом, уверенно спадающим вниз к элегантно простому слегка заострённому носку туфельки. Женщина не то сдерживает, не то опирается на поднимающийся хобот огромного сильного животного одной рукой, и не то вопрошает, не то останавливает мощное движение другой рукой. Слоны, с их покрытой складками толстой кожей, неистовой мощью и необъятными размерами настолько сильно противопоставляются хрупкости, тонкости, изяществу, гладкости и плавности линий женщины, что невольно вспоминаешь сказку о красавице и чудовище. Это противоположность: две силы, равные по мощности и отличающиеся по образу действия, направлению. Там, где слон будет «бить посуду» сам того не желая, женщина останется спасительницей. Фотография исполнена напряжения. Кажется, ещё мгновение, ещё одно движение зверя – девичья хрупкость рассыплется на мельчайшие кусочки по твёрдой земле. Ещё один женский взгляд, один взмах рукой – грубая сила опадёт словно кленовые листья по осени.

На изображении есть примечательная деталь. Довима поднимает голову, слегка поворачивает набок и запрокидывает её назад, оголяя шею, сонную артерию – одно из самых беззащитных мест в человеческом теле. Женщина не то приглашает принести себя в жертву необузданной звериной силе, не то демонстрирует отсутствие страха перед ней. Тонкая грань в этих «не то, не то» содержит всегда, если почувствовать, уловимый аромат жизни, исполненный кажущимися противоречиями, множеством граней, каким-то мистическим образом сосуществующих вместе.

Похоже на «смысл, выкрученный на полную громкость»?

Эта фотография, как и другие коммерческие работы Аведона отчётливо вторят тенденции в американском обществе того времени. Социальный консерватизм – непреступное разграничение ролей мужчины и женщины, свойственное патриархальному укладу жизни – пришедший на смену «трудовой повинности» женщины в военное время и эстафеты ответственности и борьбы за выживание, вынужденно принятой женщинами у мужчин во времена Великой Депрессии, доведён до крайности настолько, что вот-вот даст трещину. Кажется, что ещё мгновение, и равновесие между хрупкой утончённой, почти неземной, женственностью Довимы и тяжёлой «локомотивной» мощью слонов падёт, исчезнет, испарится, раствориться словно и не было. Социальный консерватизм в США 1940-1950-ых годов, как показывает история, действительно, улетает в трубу в «свободные» 60-ые.

Художественная ценность рассматриваемой фотографии может заключаться в отчётливом выражении идеи, описанной выше (или какой-либо иной). Едва ли что-то мешает ей струиться с поверхности изображения к зрителю. Едва ли что-то препятствует, разрушает или отвлекает от неё, когда смотришь на картинку. Достаточно много деталей на разной глубине – от явных различий в формах и фактурах, до многосмысленности жестов – работают на одну и ту же задумку. И в этом заслуга Аведона-фотографа. Собрать в одном мгновении пазл, который бы символизировал некоторый смысл, понятный большинству. Так может делать человек, который не только обладает достаточным опытом в технике исполнения, что необходимо, но и чувствует малейшие движения и перемены, происходящие в окружающей его социальной атмосфере: «… уроки жизни, в награду лишь за умение наблюдать».

Такие фотографии едва ли создаются в момент спуска затвора. Они рождаются раньше в головах их авторов, а вызревают в многоподходовом осмотре контрольных отпечатков спустя несколько дней, месяцев и даже лет после съёмки и при печати (обработке), включающей в себя множественные дубли и десятки специальных операций.

Чтобы яснее выразить свою мысль о том, как «миллиметры» решают идею и задачу фотографии, покажу Вам снимок из той же съёмки:

«Dovima With Elephants, Evening Dress By Dior, Cirque D'hiver, Paris, August 1955» (с англ. «Довима и слоны, вечернее платье от Диор, «Зимний Цирк», Париж, август 1955 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon). Источник.

Обладает ли эта фотография той же выразительностью, что её «сестра»? На мой взгляд, обладает. Но идеи фотографий разнятся. У этой, скорее, идея декоративности, формально-отстранённых роскоши и шика. Здесь меньше напряжения. Здесь слабо выраженно то состояние, когда как будто качение маятника достигает максимальной амплитуды, шарик зависает в верхней точке, и не способный в ней удерживаться сколь угодно долго он непременно падает ниц.

В первой фотографии внимания заслуживает ещё одна деталь. Цепи, опутывающие ноги слонов. Максимально противоположные герои сюжета: женщина и «чудовища», – она, жертвенно оголившая шею и стянутая роскошным поясом, притягивающем её к земле, и они, примурованные железными цепями к той же земле, становятся равноправными союзниками. Таким образом, эта деталь олицетворяет единство. Обоюдная повинность, приковывающая обе силы к одному основанию: к традиционному из века в век укладу жизни.

Единство и противоположность в этой фотографии создаёт ту самую гармонию, свойственную архитектуре Древней Греции и Древнего Рима, полотнам Яна Вермеера, Питера Пауля Рубенса, Леонардо да Винчи, Тициана Вечеллио и других мастеров визуальных коммуникаций, чьё творчество выдержало время. Присутствие гармонии выносит эту фотографию на берег Искусства, где становится малоразличимой грань между «коммерческим», жёстко ограниченным и предопределённым, и «художественным», абсолютно свободным и независимым.

Эта фотография не понравилась Аведону. Он хотел бы добавить струю воздуха, чтобы развеять ею свободное полотно пояса, и сделать линию, образуемую им, параллельной ноге слона, более диагональной и лёгкой. Сохранился ли бы тот эффект «приковывания к земле»? Возможно, в какой-то меньшей степени. Как бы там ни было, эта фотография стала олицетворением fashion-Аведона, приобрела самостоятельное от начального творческого замысла её авторов значение: стала символом американской культуры Послевоенного времени и, возможно, целого мироощущения людей без привязки к конкретным периоду и географии.

На русском языке Игорь Скрынников написал небольшое эссе, посвящённое фотографии «Довима и слоны». Наиболее примечательны в ней, на мой взгляд, три интерпретации, описанные автором. Познакомьтесь с ними.

Следующую остановку на творческом пути Ричарда Аведона сделаю в 1957 году. Фотография с изображённой на ней Мэрилин Монро (Marilyn Monroe) относится к тому же этапу в творчестве фотографа что и рассмотренное произведение, но её смысл уже связывает её с вызревающими идеями Аведона-художника.

Секс-символ

«Marilyn Monroe, Actress, New York City, May 6, 1957» (с англ. «Мэрилин Монро, Актриса, Нью-Йорк, 6 мая 1957 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon). Правообладатель: Richard Avedon. Источник: Метрополитан-музей.

Будучи фотографом «Harper’s Bazaar» Ричард Аведон имел знакомства со многими знаменитостями, в том числе актрисами Голливуда. Для профессиональной роли, исполняемой фотографом в 1950-ые, это нормальное явление. Кинематограф является индустрией, тесно связанной с издательским бизнесом журналов о моде. Зритель смотрит на популярную актрису, и в желании подражать ей одевает «её» платья, аксессуары, перенимает стиль причёсок и макияжа, образ жизни, включающий места отдыха и принятия пищи, способы развлечений.

Образ Мэрилин Монро хорошо знаком не только в США, но и за их пределами. В 1950-ые годы он считался символом американской культуры, олицетворением идеальной женственности. Округлые открытые плечи, наполненные предплечья, округлые бёдра и оформленный живот, налитые груди, чувственные ярко-алые губы с чётким симметричным контуром, стрелки слегка раскосых глаз и увеличивающаяся к краям линия ресниц, подчёркнутые полоски бровей «домиком», выбеленные кудрявые волосы, открывающие всё лицо, свободные и в то же время, упруго развивающиеся на ветру. Всегда либо улыбающаяся, смеющаяся задорным смехом, гибкая и лёгкая в теле, либо наполненная до краёв чувственной нежности, порой, до роскошной беззащитности. Всегда с толикой загадки во взгляде и элегантном шике в жестах, походке и манере одеваться. Бесстрашная женщина, способная обнимать раскрывшего пасть тигра, и при этом выражать эмоции по-театральному ярко и чисто, что едва ли можно усомниться в их искренности.

К 1957 году Аведон уже не раз фотографировал актрису. В тот день, 6 мая, они работали в студии всю ночь. Мэрилин позировала:

«Marilyn Monroe, Actress, New York City, May 6, 1957» (с англ. «Мэрилин Монро, Актриса, Нью-Йорк, 6 мая 1957 года»). Автор фотографии: Ричард Аведон (Richard Avedon).

Ричард Аведон вспоминает: «Часами она танцевала, флиртовала и совершала все те вещи, которые делали её Мэрилин Монро. Затем наступил неизбежный упадок. Когда ночь подошла к концу, закончилось белое вино, закончились танцы, она села в углу подобно ребёнку. Всё ушло. Я увидел её неподвижной, без единого выражения на её лице. Я направился к ней, но не хотел фотографировать без её ведома. Когда я подошёл с фотоаппаратом в руках, я увидел, что она не говорит “нет”.» 2

Сама по себе эта фотография едва ли является чем-то необыкновенным, сложно создаваемым, в техническом плане. Каждый из Вас, наверное, (в моём архиве такие снимки есть) фотографировал портреты близких ему людей в моменты открытости, искренней грусти или печали, радости или нежности, другими словами, создавал портреты человека с обнажённой душой. Здесь центральная композиция с расположенными на уровне верхней трети линией глаз, пустой фон, мягкий бестеневой («голливудский») свет «в лоб» – всё просто, минималистично.

Ценность рассматриваемой фотографии, как и прежде, в её появлении «в нужное время в нужном месте».

Ассоциируется ли изображённый человек с Мэрилин Монро? С тем образом, который я описал выше, который смотрит на Вас с кадров «Некоторые любят погорячее» (на англ. «Some Like It Hot») и постеров наподобие панорамы выше? Скорее, нет. Я вижу опустошённый, потупленный (в английском языке есть точное слово – downcast) в-глубину-себя взгляд. Он растерян и, одновременно, не то тревожен, не то умиротворён, словно смотрящий перестаёт ощущать самость, отрешается, отдаёт всего себя в волю чего-то чужого, чуждого, постороннего своей внутренней природе. Даже блёстки на платье, кажутся, светятся тусклее и безжизненней.

Здесь традиционно для аведоновского стиля отражается сильный, «выкрученный на полную громкость» смысловой контраст, приобретаемый в контексте известного и привычного образа Мэрилин Монро. Этот контраст подчёркивает важная деталь, без которой рассматриваемая фотография даже в своём историческом, культурном контексте, имела бы, скорее всего, меньшую силу. Обратите внимание на внешние, «рекламируемые», атрибуты, такие как причёска, оформленные яркие губы и роскошное платье с блёстками и V-образным вырезом, подчёркивающим соблазнительной формы грудь. Они напоминает о Мэрилин Монро. Им в противопоставление ставятся атрибуты личности – взгляд, мимика лица и жесты – опущенные плечи и руки-плети. Они говорят о человеке.

Эта фотография – противопоставление «внешнего» и «внутреннего», образа и личности, иллюзии и обратной её стороны. Нормы Джин Мòртенсон, росшей в бедности и без отца, с душевнобольной матерью, с чередой отчимов и приёмных семей, испытавшей попытки изнасилования и побои ревнивого мужа, и Мэрилин Монро, богатой, знаменитой, элегантной и роскошной женщиной, желанной большинством американских мужчин 1950-ых вне зависимости от положения на социальной лестнице и являющейся объектом подражания многих женщин. Это демонстрация пропасти, бездны, между человеком, какой он есть, и созданным образом, который живёт отдельной жизнью и имеет мало общего с его носителем. Метко эту идею подкрепляют слова самого Аведона: «Мэрилин Монро не была конкретным человеком. Мэрилин Монро – её самой изобретение, гениальное изобретение, которое она создала, как автор книги создаёт героя» 3 .

Подумайте, в чём здесь может выражаться единство. И, вообще, выражается ли оно в этой фотографии?

Если бы я изучал только лишь это изображение, то в этом месте я бы поставил точку. Однако, рассматриваемое произведение находится в рамках статьи, посвящённой всему творчеству Ричарда Аведона в связи творчества с личностью автора. Предлагаю проанализировать её значение и в этом контексте.

Если оторваться от изображённого конкретного человека, то знаменитый снимок Ричарда Аведона может олицетворять столкновение «индивидуального» и «общественного». Проблему непреодолимого различия между тем, кем человек является, его представлением о себе и представлением о нём других людей, то есть общества. С этим конфликтом с рождения сталкивается каждый человек будучи «существом социальным».

С одной стороны, образ – это эффективный торговый приём, который начали использовать в викторианскую эпоху с появлением механизированного производства и, как следствие, первых реклам товаров и услуг. Ранее, когда создавались штучные продукты рассчитанные на локальную аудиторию, работало преимущественно «сарафанное радио». Идеализированный относительно желаний и потребностей общества образ вызывает доверие и назначает статус неизвестному, будь то к последней коллекции одежды от Диор или отдыхе в «Кафе де Флор» в Париже, ассоциированными с этим образом. Образ способен стимулировать определённое поведение в обществе, например, страсть к новинкам, покупкам в долг, и мнение, что Париж является центром мировой моды. Доверие покупателя к рекламируемому товару и статус, который обеспечивает наличие товара в руках покупателя, создаёт поток продаж.

С другой стороны, культивирование образа – это своеобразная форма ухода от действительности для его носителя. Образ замещает человека. Если последний не удовлетворён собой, своей жизнью, своим прошлым, другими словами, недостаточно уверен в себе, он может создать образ, чтобы компенсирует потерю или нехватку каких-либо событий или состояний. Аналогичный эффект – уход от разнообразия собственных чувств и эмоций, потребностей души – обеспечивают химические вещества, воздействующие напрямую на дофаминовые рецепторы в мозгу человека. Таким образом, образ помогал своему носителю существовать и жить той жизнью, в которой носитель нуждался, и одновременно, превращал его в заложника собственных особенностей личности.

Ричард Аведон, непосредственно работающий в рекламной индустрии, как я отмечал ранее, осознавал её механизмы и методы. Это одна из причин его постоянной востребованности как fashion-фотографа (его карьера в этом направлении равномерно длилась более 55 лет) и сопутствующего коммерческого успеха. Однако, возможно, фотограф представлял меньшие масштабы возможных последствий. Рассматриваемое изображение Мэрилин Монро является одним из многих того периода (с начала 1950-ых годов), в котором он впервые в своём творчестве исследует природу известности, влияние образа, взаимоотношения носителя образа и самого образа. Он ведёт эти исследования не из общего, «философского», интереса, а в разрезе глубокого личной потребности. Аведону 34 года, он знаменитый в США и Европе и хорошо оплачиваемый фотограф, другими словами, он тоже celebrity (с англ. «знаменитость»). Эту точку зрения подкрепляет его более поздняя собственная фраза: «В фотографии нет истины. Не существует истинного знания о личности какого-либо человека. Мои портреты в большей степени обо мне самом, чем о людях, которых я фотографирую. Я привык думать, что портрет – это результат взаимного обмена, результат чего-то, что происходит между тем, что фотографируемый субъект хочет показать, и тем, что фотограф хочет запечатлеть. Сейчас я думаю, что это совсем не так» 4.

Следующая фотография, которую я рассмотрю, относится к fashion. Она стала настолько популярной, что после появления в «Vogue» разошлась в виде постера в объёме двух миллионов копий. Предлагаю познакомится с ней поближе. Для этого я пропущу несколько страниц истории и отправлюсь в 1981 год…

Примечания:

1 Оригинальный текст: «A position in dance... I saw the elephants under an enormous skylight and in a second I knew I then had to find the right dress and I knew that there was potential here» ([1]). Обратно к тексту.

2 Оригинальный текст: «For hours she danced and sang and flirted and did this thing that’s—she did Marilyn Monroe. And then there was the inevitable drop. And when the night was over and the white wine was over and the dancing was over, she sat in the corner like a child, with everything gone. I saw her sitting quietly without expression on her face, and I walked towards her but I wouldn’t photograph her without her knowledge of it. And as I came with the camera, I saw that she was not saying no.» ([2], 12 абзац). Обратно к тексту.

3 Оригинальный текст: «There was no such person as Marilyn Monroe. Marilyn Monroe was an invention of her, a genius invention, that she created like an author created a character» ([3], 40:45 – 40:55). Обратно к тексту.

4 Оригинальный текст: «There is no truth in photography. There is no truth about anyone’s person. My portraits are much more about me than they are about the people I photograph. I used to think that it was a collaboration, that it was something that happened as a result of what the subject wanted to project and what the photographer wanted to photograph. I no longer think it is that at all» ([4], 11 абзац). Обратно к тексту.

Источники:

В порядке упоминания в статье

[1] (англ.) Заметка от 29 сентября 2015 года о фотографии «Довима и слоны» на сайте журнала модного дома «Диор». Источник.

[2] (англ.) Эссе «Richard Avedon: Avedon’s Endgame (2002)» (с англ. «Ричард Аведон: Эндшпиль Аведона (2002)»). Источник.

[3] (англ.) Документальный фильм «Richard Avedon: Darkness and Light» (с англ. «Ричард Аведон: Тьма и Свет»). Источник.

[4] (англ.) 50-минутная статья Эрика Кима (Eric Kim) «5 Lessons Richard Avedon Has Taught Me About Street Photography» (с англ. «5 уроков об уличной фотографии, поданных мне Ричардом Аведоном») содержащая множество полных цитат Ричарда Аведона, в том числе цитаты, редко встречающиеся в других источниках. К сожалению, выдержки приведены без указания их первоисточников. Источник.

22/08/2016    Просмотров : 10551    Источник: photo-monster.ru    Автор: Марк Лаптенок
Версия для печати Рекомендовать статью

Комментарии: 4

  • Осталось символов: 5000
    Формат JPG Удалить
    Ожидаем загрузку изображений
  • Евгений Брусков 23 Августа 2016 - 07:30:49

    Спасибо, интересно.


    • Марк Лаптенок 23 Августа 2016 - 12:21:19

      Пожалуйста, Евгений. Я рад. Дальше по-нарастающей. В глубину. Поэтому, предполагаю, будет ещё интереснее.


  • Tanurik 22 Августа 2016 - 11:15:17

    Марк, спасибо за цикл статей об Авендоне. Удивительный человек и шикарные завораживающие фотографии. Рада, что открыли для меня такого интересного фотомастера


    • Марк Лаптенок 22 Августа 2016 - 12:02:30

      Здравствуйте, Tanurik. Пожалуйста. Рад Вашему открытию.


Еще уроки из рубрики "Все основы"

16 способов улучшить свои навыки съёмки

Очевидно, что мы все хотим улучшить наши навыки в фотографии. В конце концов, если вы кликнули по этому заголовку, полагаю, вам действительно интересно узнать, как фотографировать...

Читать дальше
21/09/2017. Основы — Все основы. Перевод: Алексей Шаповал
11 737
6

Методы экспонирования. Какой выбрать?

Правильная экспозиция важна для любого вида фотографии. Но что лучше – когда гистограмма равномерно распределена в форме колокола, концентрируется в правой части...

Читать дальше
28/09/2017. Основы — Все основы. Перевод: Алексей Шаповал
7 632
5

Влияние палитры на внешний вид и ощущения

Одно из самых фундаментальных решений при съемке – будет ли фото цветным или черно-белым. В более ранний период пленочной фотографии это решение нужно было принимать заранее...

Читать дальше
31/07/2017. Основы — Все основы. Перевод: Алексей Шаповал
3 866
0

Что такое плоский свет?

Фотографы часто используют совершенно непонятный для обычных людей язык. Это секретный шифр, благодаря которому окружающие не знают, что происходит в нашем особом мире. На...

Читать дальше
27/07/2017. Основы — Все основы. Перевод: Алексей Шаповал
10 413
3

RAW против JPEG: Полное руководство

Я хочу представить свою попытку написать единственную статью, которая будет нужна для понимания разницы между JPEG и RAW. Надеюсь, вы получите достаточные знания и сможете...

Читать дальше
07/07/2017. Основы — Все основы. Перевод: Алексей Шаповал
14 112
10

Основы фотографии. Оглавление

Здесь вы найдёте оглавление всех статей из серии «Основы фотографии», краткое содержание и ключевые слова...

Читать дальше
01/02/2011. Основы — Все основы. Автор: Марк Лаптенок
11 482
0

Наверх
Орфографическая ошибка в тексте:
своими руками В этом уроке рассказывается, как сделать складной софтбокс размером 40х40 см, который похож на

Послать сообщение об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице.

Ваше сообщение отправлено. Спасибо!

Окно закроется автоматически через 3 секунды